суббота, 24 мая 2014 г.

9 Н.Д.Кондратьев Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции

Все это в значительной мере снимает разницу между заготовкой и поставкой, и поэтому говорить о каких-либо значительных запасах заготовленного и неотправленного хлеба не приходится.
Ход поставок всех хлебов но месяцам до известной степени * характеризуется данными табл. 17 226.
Абсолютный размер поставок довольно правильно возрастает до мая 1915 г., затем несколько понижается к августу и снова нарастает до июля 1916 г. Отсюда начинается его понижение, заканчивающееся в октябре. После этого снова начинается некоторое увеличение его, но уже поставки не достигают размеров в кампанию 1915/16 г. Что касается относительных величин, то в этом отношении необходимо заметить следующее. Высокий процент от задания и довольно высокий от заготовок дают вторые половины 1914/15 и 1915/16 сельскохозяйственных годов. Наоборот, первые половины их отличаются пониженными цифрами в том и другом отношении. Так как до начала кампании 1916/17 г. цифры таблицы относятся лишь к воинским перевозкам хлебов и правила этих перевозок остаются в существе неизмененными, то в ходе поставок за этот период сказывается несомненно сильное влияние сезона. Обращаясь к месяцам 1916/17 г., мы не находим этой закономерности, и второе полугодие этого года дает пониженные величины/Здесь, очевидно, выступает на сцену определенно влияние расстройства транспорта, которое было отмечено в первой части (см. гл. II), и общее тяжелое положение страны.
Отсюда еще раз становится ясным то, на что уже было указано выше, т. е., что первые две кампании в общем проходят в смысле поставок довольно успешно, а последующие кампании значительно менее успешно.
* Мы говорим «до известной степени» потому, что приводимые ниже данные о поставках по месяцам за 1914/15 и за 1915/16 сельскохозяйственные годы не являются исчерпывающими. Они дают лишь сдачу продуктов армии. Правда, это составляет основную, подавляющую часть поставок, но не все поставки, а именно в них не учтены данные о сдаче продуктов другим ведомствам и учреждениям. Этим обстоятельством объясняется, почему итоги поставок по кампаниям в предыдущей таблице выше, чем в последней. И так как сдача другим ведомствам и учреждениям усилилась в 1915/16 г., то расхождение итогов особенно велико ввиду кампании.
Сдачи другим ведомствам и учреждениям, включая окружные интендантства, составили всех хлебных продуктов в кампанию 1914/15 г. 18 580 тыс. пуд., что вместе с 183 246 тыс. пуд., приведенными в последней таблице, составит 201 826 тыс. пуд., или с округлением 202 млн. пуд. Уступка продуктов другим ведомствам и учреждениям в 1915/16 г. составила всего 58 757 тыс. пуд., что вместе с 347 312 тыс. пуд. в последней таблице составит 406 069 тыс. пуд., или с округлением — 406 млн. пуд. Иначе говоря, мы получаем цифры, совпадающие с предыдущей таблицей. Данные о сдачах продуктов другим ведомствам и учреждениям не вошли в таблицу потому, что у нас нет помесячного распределения их. Что касается данных по кампании 1916/17 г., то в них учтены как отправки в армию, так и все другие. Незначительное расхождение первой и второй таблицы по этой кампании объясняется тем, что во второй таблице не приведены данные за июль 1917 г., которые имеются лишь в отношении поставок для населения и составляют 4 737 тыс. пуд. и дают вместе с 329 860 тыс. пуд. второй таблицы 334 597 тыс. пуд., или с округлением 335 млн. пуд. Данные эти за июль не включены во вторую таблицу потому, что они не захватывают поставок для армии и, взятые отдельно, способны исказить картину. — Прим. автора.
284
Таблица 17
Месяцы Поставка, тыс. пуд. % поставок к заданию по заготовке % поставок к заготовке Месяцы По- тавка, ты*  пуд % поставок к заданию но заготовке % и()( тавоь к \Л iотомке
Август 1914 г. 1630 6,8 8,0 Январь   1916 г. .42548 141,7 58,3
Сентябрь 4896 16,0 .   16,4 Февраль    » 37860 183,8 56,5
Октябрь » 5411 18,3 26,7 Март        »    / 35360 162,1 56,3
Ноябрь 7904 37,2 70,1 Апрель     ^ 46951 193,8 131,4
Декабрь » 7724 31,3 132,0 Май      / » 48927 180,1 89,4
Январь 1915 г. 17219 111,4 206,4 Июнь/г     » 47595 276,4 137,9
Февраль 18372 132,0 48,8 ?а71915/16 г. 347312 101,2 69ч1
Март 28778 197,2 55,6 Август    1916 г. 25485 22,2 398,1
Апрель 30400 186,3 56,7 Сентябрь   » 18283 12,4 94,0
Май 34755 190,0 94,8 Октябрь    » 17899 12,6 36,5
Июнь 19789 170,7 88,7 Ноябрь      » 37931 37,3 95,4
Июль » 6348 60,2 Декабрь    » 34426 28,7 516
За 1914/15 г. 183246 79,2 60,0 Январь   1917 г. 33927 45,8 59,5
Август 1915 г. 4430 12,5 11,7 Февраль    » 32154 48,2 78,2
Сентябрь » 10040 22,1 26,3 4 Март        » 33337 47,4 48,3
Октябрь 21456 48,9 65,3 Апрель     » 21304 27,2 71,0
Ноябрь 30765 97,7 78,5 Май          » 41224 47.0 53,5
Декабрь » 31380 84,5 110,8 Июнь        » 33890 61,0 54,7
За 1916/17 г. 329860 29,7 60.1
Отнесение поставок к заданию но заготовкам и к самим заготовкам, однако, недостаточно точно и близко характеризуют успешность хода снабжения. Гораздо более ясное представление об эгом дает отнесение поставок к назначениям по плану перевозок. Вместе с тем это отнесение позволяет лучше уяснить роль регулирующих перевозки мероприятий, о которых говорилось выше. Плановые перевозки вводятся для всех продовольственных грузов с декабря 1915 г. —января 1916 г. Выполнение плановых перевозок характеризуется следующими данными (табл. 18) 22/.
Таков ход перевозок вообще интендантских грузов и всякого продовольствия для населения в отношении к плановым заданиям. Из приведенных данных видно, что перевозки интендантских грузов за взятый период не обнаруживают правильной тенденции к улучшению и их ухудшению. Отсюда можно утверждать, что мероприятия регулирования перевозок, как мы видели, за рассматриваемый период ставящие в особо привилегированное положение перевозки для армии, влияют положительно на ход этих перевозок. Такого же и столь определенного влияния этих мероприятий на перевозки грузов для населения незаметно: норма подвоза их скорее понижается.
С начала кампании 1916/17 г., когда начинают устанавливаться планы снабжения, беря погрузки также в отношении к назначениям по плану, мы получаем табл. 19 228.
Эта таблица, а также предыдущая показывают, что снабжение фронтов всегда шло относительно значительно лучше, чем гражданского населения и железных дорог. Снабжение населения шло относительно лучше, чем снабжение железных дорог. Снабжение фронтов начинает резко ухудшаться с декабря 1916 г. После февральской революции март дает резкое повышение процента исполнения нарядов как для армии, так и для населения и отчасти для железных дорог. В апреле наступает падение этого про-' цента. Затем следует его повышение и новое падение с июня и особенно с июля.
(Некоторые данные о ходе снабжения по губерниям см. в приложении ко второй части № 2.)
Из приведенных сопоставлений поставки с назначениями мы видим, что поставка резко отстает от назначений по плану. В пояснение этого обстоятельства необходимо иметь в виду следующее. Прежде всего назначения при составлении планов, как мы уже указывали выше, не руководились наличием фактически заготовленного хлеба, а отчасти строились в расчете на текущую заготовку. Поэтому назначения, как правило, выше фактически заготовленного. Так, в кампанию 1916 г. заготовлено было всего 540 млн. пуд., а назначено по планам 720 млн. пуд., или заготовка составляет от назначения 75 %.
Отсюда становятся ясными и важнейшие факторы недогруза. В этом отношении характерны следующие данные по сведениям железных дорог. По этим сведениям оказывается, что за декабрь
286
Таблица 18
Даты В( я кие и нтен 1,111т ( к no 1 р\     к вл1 она\ Ht ныио рода нрою И(|.1ь( твеиные ipvau для населения Мероприятия pei y.iпронация перевозок
назна чс но под везти подвезено II ОД В О зсно, °« к назначенному паз и а чено под везти нодво зено нодве-«оно,

Декабрь 1915 г. 51243 42284 82,51 - - -Январь 1916 г. 51243 56688 110,63 14555   9837   67,7
Февраль »     58987 55567  94,20 26434 12337 46,6
Март     » 72385 71316  98,52 30212 11828 39,1
Апрель » 83790 78747  93,98 23139 11744 50,9
Май      » 94116 94575 100,49 26811 11784 43,9
Июнь    » 87960 83х599  95,04 27421 12859 44,9
Июль    » 92380 83432 90,31 26139 13340 51,3
Циркуляр от 7/12 дек. 1915 г. и установление планов   перевозок   для   воин, груз. Начало установления план, перевозок для населения
Расширение опыта плановых перевозок для населения
Циркуляр от 20 апреля
Циркуляр от 21 июля
\Таблица 19
Даты Погружено всех хлебов^фуража, % к назначенным по планам снабжения Примечания
на все фронты без Кавказского 1 (я 1 ражд населения для жел дорог
Август    1916 г. 65,4 _ _
Сентябрь    » 53,6
Октябрь     » 55,1 - Установление  плана   снаб-
Ноябрь       » 73,7 жения
Декабрь      » 67,0 -
Январь 1917 г. 49,6 20,2 38,6
Февраль   » 42,3 29,6 26,7
Март      » 53,0 41,4 27,3
Апрель   » 37,8 24,7 14,4
Май       » 69,2 56,9 26,0
Июнь      » 64,4 34,3 16,4
Июль      » 22,3 9,1 С 1 июля вступает в силу
постановление от 29 май
Август    » 28,4 31,7 11,6
Сентябрь » 45,1 34,6 11,7
За январь- 52,3 31,4 23,3
июнь 1917 г.
(Абсолютные цифры см. в приложении ко второй части № 2).
287
1916 г. —апрель 1917 г. недогруз против плана губерний Московского и Петроградского района составлял 229:
Всего
В том числе
а) но причинам, не зависящим от железной дороги
1. Непредъявление груза
2. Запрещение вывоза
3. Всего по этим и другим причинам, не зависящим от железной дороги
Ь) по причинам, зависящим от железной дороги
1. Неподача вагонов
2. Конвенционные  ограничения  норм передачи вагонов
3. Вследствие погрузки воинских и интендантских грузов
4. Всего по этим и другим причинам, зависящим от железной дороги
Вагонов 26 141
19 382 553 21093
2 954 317
206
5 068
% ко всему назначению по планам
70,6
52,3 1,5 56,9
8,0 0,9
0,6
13,7
Таким образом, значительнейшая доля недогруза, по сведениям железных дорог, падает на непредъявление груза.
Однако это положение остается правильным, конечно, лишь для периода относительной устойчивости транспорта, какую по сравнению с позднейшим периодом и представляет период декабря 1916 г.—апреля 1917 г. Но это положение становится уже неправильным, когда к осени 1917 г., и особенно после октябрьского переворота, транспорт пришел в сильнейшее расстройство.
До сих пор мы не касались хода снабжения после октябрьского переворота. На основании имеющихся данных ход снабжения только гражданского населения без железных дорог, армий и других категорий потребителей после октябрьского переворота можно охарактеризовать сравнительно с 1917 г. приведенными ниже данными (в тыс. пуд.) 23°.
Даты      Назначено   Погружено
Погружено, % к назна-
Назначено   Погружено
Погружено, % к назна-
ченному ченному
1917 г. 1918 г.
Ннварь 27 083 5469 20,2 22 700 1864 8,2
Февраль 28 534 8458 29,6 30 320* 3 345 11,0
Март 18 601 7696 41,4
Апрель 17 996 4444 24,7 28 967 1 524 7,3
Май 16 152 9188 56,9 19 780 1 622 5,2
Июнь 18 562 6370 34,3 18127 786 4,3
Июль 19 740 4401 22,3 17 370 973 5,9
* За февраль и март вместе.
288
Даты
Пи ничем и Погружено
Ног pv жен о, °о к на ша ченном\
Назначено   Погружено
Погружено,
Авг\(т        15 290 4845 31,7 17 770 ** 297 1,7
Октябрь     15 070 52 К) 34,0 4 667 795 14,9
Октябрь      17 050 7180 40.7 6217 1 968 31,6
Ноябрь       19 088 5478 28,7 4 549 867 19,1
Декабрь      101)80 1 402 8.8 4 552 4 375 961
Utoio январь —июль со 146 671 46 026 31,4
август—октябрь 1918 г 48 010 17 246 35,9
ноябрь 1917 г —авг >ч т 1918 г. 182 733 16 451 9,0
сентябрь —декабрь 1918 г. 20 385 4 005 19,6
** С августа по декабрь 1918 г данные взяты из статьи А. Е. Лосицкого. См.: Вестник статистики, 1919, № 2-3 (Лосицкий А. Е, Снабжение хлебами в августе—декабре 1918 г. // Вестник статистики, 1919 .V» 2-3 С 79 — 95 — Прим ред.).
Отсюда ясно, что после октябрьского переворота наступает чрезвычайно резкое падение как абсолютных размеров поставок, так и процента *ix к назначению. Это падение в кампанию 1917/18 г. нарастай^ по мере того, как мы удаляемся от октября. ч^-^
Тенденция падения процента выполнения назначений изменяется, и он начинает подниматься с сентября 1918 г. Этот перелом, как ясно из приведенных данных, объясняется двумя причинами: увеличением абсолюных размеров погрузки, главное же — падением размеров задания. Иначе говоря, в значительной мере подъем процента выполнения объясняется не реальным улучшением и успехом погрузок, а понижением заданий и назначений.
Итак, после Октябрьской революции в течение 10 месяцев мы имеем тенденцию падения успеха погрузок.
Сказанное может быть иллюстрировано также на данных о ходе снабжения, например, Москвы. В этом отношении интересны следующие цифры231:
За весь период
Прибыло в Москву хлебных грузов в вагонах
1916 г.     1917 г.
Прибыло в 1917 г., % к прибывшим в 1916 г.
Апрель—июнь 6 324 6 268 99
Июль-сентябрь 4 867 4 664 96
Октябрь-декабрь 7 380 3 468 47
Итого 18 571 14 400 78~
До октября снабжение Москвы в 1917 г. почти равно по успеху ходу его в 1916 г. и понижается весьма мало, после октября падение становится чрезвычайно резким. Итак, на основании изложенного можно сказать, что рассмотренная часть послеоктябрьского периода является наиболее тяжелой и неудачной для дела снабжения.
49 И  Д  Кондратьев 289
1916 г. — авфель 1917 г. недогруз против плана губерний Московского и Петроградского района составлял 229:
Всего
В том числе
а) по причинам, не зависящим от железной дороги
1. Непредъявление груза
2. Запрещение вывоза
3. Всего по этим и другим причинам, не зависящим от железной дороги
Ь) по причинам, зависящим от железной дороги
1. Неподача вагонов
2. Конвенционные  ограничения  норм передачи вагонов
3. Вследствие погрузки воинских и интендантских грузов
4. Всего по этим и другим причинам, зависящим от железной дороги
Вагонов 26 141
19 382 553 21 093
2 954 317
206
5 068
% ко всему назначению по планам
70,6
52,3 1,5 56,9
8,0 0,9
0,6
13,7
Таким образом, значительнейшая доля недогруза, по сведениям железных дорог, падает на непредъявление груза.
Однако это положение остается правильным, конечно, лишь для периода относительной устойчивости транспорта, какую по сравнению с позднейшим периодом и представляет период декабря 1916 г. —апреля 1917 г. Но это положение становится уже неправильным, когда к осени 1917 г., и особенно после октябрьского переворота, транспорт пришел в сильнейшее расстройство.
До сих пор мы не касались хода снабжения после октябрьского переворота. На основании имеющихся данных ход снабжения только гражданского населения без железных дорог, армий и других категорий потребителей после октябрьского переворота можно охарактеризовать сравнительно с 1917 г. приведенными ниже данными (в тыс. пуд.)
230
Погружено, Погружен
/ Даты Назначено Погружено % к назна- Назначено Погружено % к наз
ченному ченному
1917 т. 1918 г.
Январь 27 083 5469 20,2 22 700 1864 8,2
Февраль 28 534 8458 29,6 30 320 * 3 345 11,0
Март 18 601 7696 41,4
Апрель 17 996 4444 24,7 28 967 1524 7,3
Май 16152 9188 56,9 19 780 1 622 5,2
Июнь 18 562 6370 34,3 18127 786 4,3
Июль 19 740 4401 22,3 17 370 973 5,9
* За февраль и март вместе.
288
Даты        Назначено Погружено
Погружено, °о к назначенному
Назначено   Погружено
Погружено, °о к назначенному
Август        15 290 4845 31,7 17 770** 297 1,7
Сентябрь    15 070 5216 34,6 4 667 795 14,9
Октябрь      17(550 7180 40.7 6217 1 968 31.6
Ноябрь       19 088 5478 28,7 4 549 867 19,1
Декабрь      16 080 1 462 8,8 4 552 4 375 961
Итого январь —июль 1918 г. 146 671 46 026 31.4
август —октябрь 1918 г. 48 010 17 246 35,9
ноябрь 1917 г. — август 1918 г. 182 733 16 451 9,0
сентябрь — декабрь 1918 г. 20 385 4 005 19,6
** С августа по декабрь 1918 г. данные взяты из статьи А. Е. Лосицкого. См.: Вестник статистики, 1919, № 2-3 {Лосицкий А. Е. Снабжение хлебами в августе—декабре 1918 г. // Вестник статистики. 1919. № 2-3 С. 79-95 - Прим. ред.).
Отсюда ясно, что после октябрьского переворота наступает чрезвычайно резкое падение как абсолютных размеров поставок, так и процента их к назначению. Это падение в кампанию 1917/18 г. нарастает по мере того, как мы удаляемся от октября.
Тенденция падения процента выполнения назначений изменяется, и он начинает подниматься с сентября 1918 г. Этот перелом, как ясно из приведенных данных, объясняется двумя причинами: увеличением абсолюных размеров погрузки, главное же — падением размеров задания. Иначе говоря, в значительной мере подъем процента выполнения объясняется не реальным улучшением и успехом погрузок, а понижением.заданий и назначений.
Итак, после Октябрьской революции в течение 10 месяцев мы имеем тенденцию падения успеха погрузок.
Сказанное может быть иллюстрировано также на данных о ходе снабжения, например, Москвы. В этом отношении интересны следующие цифры °
231.
За весь период
Апрель—июнь Июль—сентябрь Октябрь—декабрь
Прибыло в Москву хлебных грузов в вагонах
1916 г.     1917 г.
6 324 4 867
7 380
6 268 4 664 3 468
Прибыло в 1917 г.,
% к прибывшим в 1916 г.
99 96 47
Итого
18 571    14 400
78
До октября снабжение Москвы в 1917 г. почти равно по успеху ходу его в 1916 г. и понижается весьма мало, после октября падение становится чрезвычайно резким. Итак, на основании изложенного можно сказать, что рассмотренная часть послеоктябрьского периода является наиболее тяжелой и неудачной для дела снабжения.
19 Н. Д. Кондратьев
289
Представляет интерес посмотреть, как это мы делали и выше, каковы степени выполнения планов и назначений снабжения по категориям потребителей после октябрьской революции. В этих целях возьмем сводную таблицу за 5 месяцев, "с августа по декабрь включительно для 1918 г., для всех хлебов и групп.
Категории потребителей * План Отправки % выполнения
В тыс. нуд.
Население 46 745 12 332 26,4
Армия и флот 26 116 4 818 18,5
Железные дороги, Главод **
Продфазтоп *** 25 525 2 394 9,4
Нарком п род 6 000 6 513 108,5
* Ibid. С. 83.
** Главод (1918) — Главное управление водного транспорта ВСНХ, в январе 1920 г. вошло в состав Наркомата путей сообщения (Прим. ред.).
*** Продфазтоп — организация по снабжению фабрик, заводов и топливных предприятий (Прим. ред.)
Из приведенной таблицы видно, что процент выполнения для армии и флота стоит ниже, чем для населения. В предшествующие периоды, как мы знаем, наблюдалось обратное.
Глава пятая
РЕГУЛИРОВАНИЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ И РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ХЛЕБОВ
1* Условия и формы регулирования потребления и распределения хлебов
Наряду с регулированием заготовок, цен и перевозок в тесной связи с ними развивается регулирование потребления и распределения хлебов. Между регулированием потребления и распределения, как увидим, существует определенная зависимость. Эта зависимость сводится к тому, что регулирование потребления необходимо предполагает ту или иную организацию распределения. Наоборот, регулирование распределения может быть связано, но может быть и не связано с задачей нормировки потребления, а иметь в виду иные самостоятельные задачи, например задачу равномерного распределения дешевого продукта, задачу воздействия на цены и т. п. Исторически во время войны и было именно так, что организация распределения хлебов среди населения первоначально не преследовала задачи нормировки потребления.
Регулирование потребления во время войны диктуется или только задачей уравнения потребления продукта, или наряду с этой задачей также и мотивом понижения нормы потребления и соответственно уменьшения общего количества потребляемых хлебов. Регулирование потребления лишь в целях уравнения
290
потребления продукта, хотя последний и имеется в достаточных количествах, мы наблюдаем в армии до войны и в первое время войны. Здесь нормировка потребления продукта требуется самым строем военного хозяйства.
И возникающий затем недостаток продуктов здесь служит не необходимой предпосылкой регулирования потребления, а лишь фактором, укрепляющим необходимость такого регулирования, фактором, вынуждающим также к понижению норм потребления.
Иначе обстоит вопрос по отношению к населению. В нормальное время доставки продуктов, условий транспорта и ценообразования — административная нормировка потребления является излишней. Но с возникновением продовольственного кризиса она становится необходимой и ввиду недостатка продуктов строится в целях понижения потребления и таким путем обеспечения возможности снабжения всего населения продуктами, хотя бы и в ограниченных размерах. Таким образом, можно различать уравнительную и уравнительно-ограничительную систему регулирования потребления. Та и другая предполагает знание о количестве наличных ресурсов продуктов и возможность распоряжения этими продуктами. Та и другая предполагает знание размеров потребностей в них и организацию распределения.
2. Нормировка потребления в армии
Размер суточных норм потребления в армии во время войны определяется следующими величинами на человека    :
Даты и основания нормировки
Хлеба
Указная дача        2 ф. 48 з.
ст. 11162 С. В. П.
1869 г. Кн. XIX
Указная дача по    2 ф. 48 з.
приказу нач. Шт.
Верх. Гл. 16 янв. 1916 г.
№ 61 и 31 янв. № 115
Указ. дача по при- 3 ф.
казу H. Шт. В. Гл.
7 апр. 1916 г.
№ 446
Указ. дача по при- 2 ф. 48 з. казу H. Шт. В. Гл. 28 дек. 1916 г. № 1804
Указ. дача соглас. 2 ф. обращен.   Времен, правит.,   опублик. в телеграмме В. Гл. 20 мар. 1917 г. за № 2719 "% и)*
Муки или
1 ф. 85 з. 1 ф. 85 з.
Сухарей
1 ф. 72 з. 1 ф. 72 з.
Рису, макарон, гороха, фасоли, чечевицы или Крупы других
приварочных
заменителей
продуктов
24 з. -
2 ф. 25,5 з. 2 ф.
24 з.
24 з.
1 ф. 85 з.   1 ф. 72 з.   24 з.
1 ф. 49 з.   1 ф. 72 з.   24 з.
291
8з.
20 з.
20 з.
Подбол-
точной
муки
4з.
4з.
4з.
4з.
Из этой таблицы видно, что нормы потреблении в армии менялись. Они повысились весной 1916 г. и в повышенном виде держатся до конца того же года, когда продовольственный кризис развернулся уже чрезвычайно широко. После революции они были еще раз понижены. Иначе говоря, нормы потребления в армии своей высотой, начиная с декабря 1916 г., отображают усиление продовольственных затруднений в стране.
К сожалению, в нашем распоряжении не имеется данных об изменении норм фуражного потребления. И мы можем привести лишь цифры указной дачи зернового фуража в военное время на 1 лошадь в сутки, как эта норма была установлена до войны 233:
Норма обыкновенная   13 ф. 72 .золотников овса Норма уменьшенная    12 ф. » »
Но эта норма, несомненно, за время войны, особенно за вторую ее половину, изменялась в сторону уменьшения, во-первых, и в сторону частичной замены овса ячменем, во-вторых.
Что касается организации распределения продуктов в армии, то в силу особенностей военного хозяйства, однообразия потребления и строгой регламентации его организация эта представляет из себя чисто техническую, а не экономическую проблему. Сущность ее ясна сама по себе, и на ней нет необходимости останавливаться.
3. Регулирование потребления и распределения среди населения до революции
Регулирование распределения хлебных продуктов среди населения возникает ранее, чем регулирование потребления. Регулирование распределения возникает вместе с обнаружением тяжести дороговизны, т. е. приблизительно с конца 1914 г.—с начала 1915 г.234 Начало регулированию распределения кладется местными органами самоуправления. И так как 1915 г. и часть 1916 г. для этих местных органов и организаций проходят под знаком борьбы с дороговизною, так как дороговизна делала продукты продовольствия все менее доступными для беднейших слоев населения, то, организуя распределение, органы самоуправления руководятся преимущественно, если не исключительно, задачей не нормировки потребления, а прежде всего задачей борьбы с дороговизной, задачей доставить продукт населению, особенно беднейшему, и притом продукт дешевый.
Мы уже знаем, что с 1915 г. органы местного самоуправления, а затем возникшие около них различные продовольственные органы выступают или с самостоятельными закупками продовольственных продуктов, или поручают эти закупки кооперативам и частным торговцам, или, наконец, предоставляют свой адрес для направления в него продуктов частными торговцами и организациями. Одновременно с этим пред органами самоуправления и другими продовольственными организациями само собой возникала задача
292
урегулирования распределения, которую они решают в различных районах различно, ощупью, эмпирически.
Решая эту задачу, они в некоторых случаях самостоятельных закупок начинают с организации собственных раздаточных пунктов. В других — они таких пунктов не организуют, а передают продукты для распределения кооперативам и частным торговцам. Причем по апрель-июньской и по ноябрьской (1915 г.) анкетам Союза городов в отношении к городским органам продовольствия можно видеть, что значительная часть их пользуется не собственным распределительным аппаратом, а частноторговым, очень редко кооперативным. Однако большая часть этих органов признает неудобство этой формы и стремится к организации собственного распределительного аппарата. К июлю 1916 г. организация распределения продуктов вообще местными продовольственными органами рисуется следующими цифрами (по 98 ответам на анкету Центрального комитета общественных организаций). Распределение продуктов производят:
Силами только собственной торговой организации 44 органа
»          »     други^ общественных организаций 27 органов
»          »     частнотбрговой организации 2 органа
»      собственных и другт£хм)бщественных организаций 7 органов
»             »           и частноторговых                 » 10      »
ч
»      всех трех видов » 8      »
Итого 98 органов
Таким образом, к лету 1916 г. большинство'местных продовольственных органов опиралось уже на собственный распределительный аппарат и в значительной мере на аппарат других общественных организаций, т. е. преимущественно кооперативов. Довольно многочисленны также случаи комбинации сил.
Следующим шагом регулирования распределения является установление правил, ограничивающих иногда круг лиц, которым продукты отпускаются, иногда район, для которого и в котором они отпускаются, и, наконец, иногда количество отпускаемого на одни руки продукта. Эти ограничительные правила органы самоуправления проводят, хотя и не всегда, как в отношении собственного продукта, так и в отношении продуктов, лишь выписанных в их адрес, как при распределении через собственные пункты, так и через кооперативы и частноторговый аппарат. В последнем случае, как мы видели, говоря о регулировании цен, с частных торговцев берется обязательство, иногда залог как гарантия соблюдения установленных правил. В тех же целях организуется и некоторый контроль (см. выше).
По 66 ответам анкеты Центрального комитета общественных организаций на вопрос о регулировании и ограничении отпуска товаров видно, что:
^   не проводят этого регулирования — 8 органов,
регулируют отпуск всех продовольственных продуктов — 29 органов,
293
регулируют отпуск лишь некоторых продовольственных продуктов — 29 органов. Итого — 66 органов.
Иначе говоря, большинство органов, ответивших на вопрос, регулируют отпуск продуктов продовольствия.
Каким образом органы самоуправления регулируют отпуск товара для определенных категорий покупателей и количество отпускаемого товара на одни руки? По только что упомянутой анкете на этот вопрос можно дать ответ, относящийся к 58 органам, регулирующим отпуск товаров. Оказывается, что из них:
ограничивают размер отпуска товара в одни руки при каждой продаже — 18,
производят отпуск по разрешению (по талонам) — 3,
распределяют продукт по карточкам — 23,
производят отпуск товаров по смешанной системе: отпускают различные товары по одной из указанных трех форм — 14.
Итого — 58.
Таким образом, на основании приведенных данных и других имеющихся материалов можно отметить две системы регулирования отпуска товаров: декларативную и разрешительную; последняя в свою очередь может быть разделена на разрешительную в тесном смысле и карточную систему. Сущность декларативной системы сводится к тому, что принимается решение об ограничении отпуска и собственным раздаточным пунктам, кооперативам и соответствующим торговым предприятиям предлагается отпускать товар той или иной категории населения не свыше известного количества на одни руки при каждой продаже. Причем эти количества в различных местностях резко различны и колеблются, например, для муки между несколькими фунтами и пудами.
Ясно, что эта система регулирования распределения наименее совершенная. При помощи ее не только не представляется возможности разграничивать и ставить в различные условия различные категории покупателей, но в сущности нет возможности и ограничить фактически получение одним и тем же лицом продукта из регламентируемых запасов его лишь в установленном количестве. Поэтому в тех случаях, когда органы самоуправления и местные продовольственные организации стремятся к фактическому разграничению категорий покупателей и ограничению выдач определенным количеством продукта, они скоро переходят к разрешительной системе или даже начинают регулирование распределения с этой системы.
Сущность ее состоит в том, что регламентируемый продукт выдается'только тем, у кого есть соответствующее удостоверение (талон), и в том количестве, в каком это разрешено. Разрешительная система, хотя и не всегда, слагается постепенно. Начальной ступенью ее является система разрешений в узком смысле слова, конечной — карточная система. Характерной особенностью первого вида ее служит то, что на получение известного количества из данного, оказавшегося в распоряжении регулирующего органа
294
запаса продовольственных продуктов у получателя должно быть удостоверение. Удостоверения на получение продукта или вырабатываются и выдаются регулирующими органами специально, или в качестве таковых условно служит вид на жительство, расчетная книжка, удостоверения учреждений, в которых данные лица служат, и т. д. Эта система распределения является переходной ступенью к системе карточной. Она еще не связана с задачей нормировки потребления, а имеет в виду ограничение продажи в одни руки, предоставление населению, иногда лишь беднейшему (например, г. Ржев), дешевого продукта и воздействие на рыночные цены. Она не гарантирует более или менее полное снабжение населения и предполагает существующее параллельно и даже главным образом свободное снабжение населения через частно-торговый и кооперативный аппарат. Рассматриваемая система обладает характером некоторой случайности. Она применяется скорее ad hoc для распределения данного, оказавшегося в распоряжении регулирующих органов количества продовольствия, чем планомерно и последовательно. Но чем сильнее развивается продовольственный кризщс, тем сильнее и настоятельнее становится потребность в равномерном распределении продуктов, тем яснее становится связь распределения с нормированием потребления. Ответом на эти запросы жизни явилась карточная система распределения.
4. Карточная система распределения/ до революции
Сущность карточной системы как разновидности разрешительной системы сводится к тому, что граждане наделяются правом на получение доли из распределяемого запаса продуктов в установленной норме. Это право символизируется наличностью у получателей более или менее единообразных, шаблонных карточек. Карточная система отличается от системы разрешительной в узком смысле не только техническими признаками — наличием определенной карточки, но и тем новым взаимоотношением между каждым гражданином и регулирующим органом, отношением права первого на получение доли из распределяемого продукта и обязательства второго выдать эту долю. По характеру того права гражданина, какое ему дается вручением карточки, карточную систему можно в свою очередь разделить на распределительно-уравнительную и ограничительно-нормирующую. В том случае, когда право гражданина сводится лишь к праву участия наряду с другими в распределении имеющихся продуктов, но не больше, когда, следовательно, размер выдачи и даже самый факт выдачи зависит от наличия продукта, мы имеем первую форму карточной системы. И, как ясно из сказанного, она очень близко устоит по своему характеру к разрешительной системе в узком смысле слова. В том случае, когда карточка дает право требовать известное и определенное количество продуктов, мы имеем вторую
295
и наиболее совершенную форму системы. Йеобходимо, однако, указать, что на праюике у нас ограничительно-нормирующая карточная система, предоставляющая право т фактическое получение определенного количества того или шшо продукта, сплошь и рядом нарушается за отсутствием или недостатком продукта и право гражданина на получение продукта, и в особенности на получение его в определенном количеству, не осуществляется. И мы имеем как бы переходный между перюй и второй формой системы тип ее, который можно назвать распределительно-ограничительной формой.
Карточная система означает переход к более регулярному снабжению населения предметами необходимисти регулирующими органами. Вот почему карточная система f нас начинает вводиться в особенности в городах с расширение* продовольственного кризиса и соответственно забот государства по снабжению населения, т. е. с 1916 г., и в особенности с весны 1916 г. Она вводится сначала на сахар, затем, а в некоторых пестах одновременно и на другие продукты. Мы уже приводили цифровые данные о карточной системе к июлю 1916 г. По бшее полным данным, относящимся к тому же времени, по ответам уполномоченных на запрос Управления делами Особого совещания по продовольствию от 13 июля 1916 г. существование картечной системы можно констатировать в 99 случаях — районах, из них 8 случаев относятся к целым, главным образом наиболее нуждающимся губерниям, 59 случаев к отдельным городам и 32 к уездным городам вместе с уездами или просто к уездам. На воврос о том, на какие продукты существует карточная система, имеется 87 ответов. Из них все отмечают существование карточной системы на сахар и 12 — на пшеничную муку и крупу. Таким образом, район действия карточной системы на муку—крупу значительно менее, чем на сахар.
Ясно, что карточная система вводится у нас не в общеимперском масштабе, а в масштабах местных, по иншрттиве местных органов и потому она обладает необыкновенной пестротой видов, подобно пестроте самой местной продовольственной организации.
В большинстве случаев — это система распределительно-уравнительная, иногда ограничительно-распределительная, следовательно, действительное право получения продукта по карточкам, и в особенности в определенных количествах, не обеспечено. Из 71 ответа на этот вопрос лишь 29 отмечают, что такое право обеспечено. В отношении муки и крупы это право юридически обеспечено из 12 ответов в 6.
Нормы, по которым распределяются продукты, очень различны в различных местностях. Например, для мукн они колеблются от 4 ф. до 40 ф. на человека. Иногда они одинаково исчисляются на каждую душу, иногда они больше на взрослого и меньше для детей, иногда дети вовсе не получают по карточке. В отношении сахара встречается в некоторых случаях обратная зависимость.
296
13 отдельных местностях нормы не фиксированы и определяются в зависимости oi количества имеющихся товаров
Какое отношение эти нормы распределения продуктов имеют к регулированию потребления? Совершенно ясно, что действительное планомерное регулирование потребления предполагает не только 1) знание размеров потребностей и ту или иную принятую норму удовлетворения их, не только 2) знание размеров запаса продуктов и распоряжение этим запасом, но и 3) монопольное определение правил распределения продукта. Если же наряду с нормированным распределением продукта существует снабжение населения какими-либо иными путями, в частности через вольную торговлю, то установленные регулирующим органом нормы потребления теряют реальный характер норм потребления. Они приобретают характер норм, в размерах которых население получает продукт регламентированным путем в дополнение к продукту, получаемому нерегламентированным путем. Совершенно ясно, что до революции можно говорить лишь о редких случаях фактической монополизации в руках регулирующих органов дела установки порядка распределения хлебных продуктов. Эти случаи, если они и встречается, в отношении хлебов объясняются лишь фактическими, а не правовыми условиями, т. е. условиями транспорта и соответственно привилегированным положением регулирующих органов при получении продуктов. Из 12 ответов в отношении муки—крупы лишь 4 случая отмечают такое исключение. Таким образом, можно как общее правило выставить положение, что установленные по карточной системе нормы потребления не имеют реально действенного значения для планомерного регулирования потребления населения. Если чем и регулируется это потребление, то лишь успехом или, наоборот, неуспехом общего хода снабжения тех или иных местностей хлебами всеми различными путями, вместе взятыми.
Остановимся теперь на технической стороне организации распределения по карточкам. Организация карточной системы предполагает знание числа и состава населения. Ввиду этого большинство городов при введении карточной системы производит у себя перепись населения. По отношению к уездам регулирующие органы пользуются обычно переписью 1916 г., внося в нее необходимые поправки. Карточки устанавливаются или индивидуальные, или чаще коллективные, т. е. на семью, квартиру, учреждение, организацию, предприятие. Индивидуальные карточки бывают или именные, или на предъявителя. Коллективные карточки всегда именные. Карточки обычно содержат талоны по одному, два, три и даже шести на месяц или некоторое число талонов на неопределен*-ный срок. Иногда карточки предназначаются каждая для определенного продукта, иногда у одной и той же карточки имеются талоны на несколько продуктов. Эти продукты или определенно указаны, или нет. Иногда карточкам для определенного продукта, в особенности часто для сахара, придается как бы еимволи-^ ческое значение и по ним распределяют различные другие про-
297
дукты. Раздача карточек обычно более или менее децентрализована. Наряду с раздачей карточек по мегту жительства или нахождения получателей, т. е. по квартирам, учреждениям и т. д., раздача-их производится и на определенных раздаточных пунктах. Карточки выдаются иод расписку и но удостоверению личности получателя.
Раздача продуктов по карточкам, как правило, производится при помощи кооперативов, частноторгового аппарата и муниципальных лавок в той или иной комбинации их, реже при помощи лишь одной из этих организаций. В упоминавшихся материалах мы имеем на этот вопрос 87 ответов. Из них отмечают участие в раздаточной операции частноторгового аппарата — 58, кооперативов — 56, муниципальных лавок и складов — 33.
Таким образом, регулирование распределения до революции обладает крайней пестротой и носит эпизодический характер. Планомерное регулирование потребления в сущности, исключая, быть может, сахар, отсутствует.
Общественное мнение квалифицирует это как недостаток существующей системы и наряду с требованиями общегосударственных мер по снабжению населения требует и введения рациональной, более или менее единообразной государственной системы в регулировании распределения и потребления.
5. Регулирование распределения и потребления после февральской революции
После революции, с введением монополии, государство пошло навстречу этому требованию. Прежде всего оно вступило на путь регулирования потребления. Циркуляром от 7 марта 236 1 9 1 7 г. министр предложил местным органам обсудить вопрос о запрещении выпечки для продажи сдобных булок, куличей, пряников, пирогов, тортов, пирожных и всякого рода печенья из сдобного теста и в случае положительного решения вопроса провести решение это в жизнь. Здесь мы видим попытку регулирования потребления с качественной стороны. Наряду с этим проводится ряд мер по организации потребления в количественном отношении. Уже положением от 25 марта, как мы видели, устанавливались нормы отчуждения хлеба у владельцев его, имеющих излишки хлеба. Причем нормы отчуждения имеют в виду обеспечить потребности хозяйств посевные, кормовые и продовольственные. Продовольственные нормы равны 50 ф. на душу вообще и 60 ф. на одиноких рабочих в месяц. Итак, уже закон от 25 марта устанавливал предельные нормы потребления сельского населения и других владельцев хлеба. Приказом министра земледелия * от 29 апреля 1917 г. вопрос о нормировке потребления получает дальнейшее развитие по отношению к территории действия закона от 25 марта    . Для населения сельских местностей признаются
* Министр земледелии — А. И. Шингарев.
298
предельно высокими нормы отчуждения по закону от 25 марта. В городах и поселениях городского типа основные нормы душевого потребления устанавливаются в 30 ф. муки и 3 ф. крупы на месяц. Для'лиц, занятых тяжелым физическим трудом (по определению местных комитетов) устанавливается дополнительный паек в 50 %. Все указанные нормы являются предельными, но население не получает права требовать фактического снабжения и в размере их. Род и сорт выдаваемых продуктов определяется по совокупности условий местными продовольственными комитетами. Для губерний и областей, на которые не простирается действие закона от 25 марта, продовольственным комитетом с утверждения министра предоставляется право делать отступления от изложенных правил.
В дальнейшем нормы потребления подвергаются различным изменениям. Так, приказом министра продовольствия * от 26 июня нормы потребления сельского населения оставляются в прежнем размере, а нормы потребления городов и селений городского типа определяются в 25 ф. муки и 3 ф. крупы. Лицам же, занятым тяжелым физическим трудом, предлагается обязательно выдавать увеличенный хлебный паек, но не свыше 37!/2 Ф-муки 238.
Далее, правила 6 сентября понижают предельную норму потребления для сельских местностей и вообще для владельцев хлебов, подпадающих поДчучет хлебных запасов, до 40 ф. зерна на душу на месяц и 10 золотников крупы в день (3 ф. в месяц). Для взрослых рабочих-одиночек зерна полагается 50 ф. (в Сибири и Степном крае нормы потребления выше: 50 ф. на душу и 60 ф. на взрослого рабочего-одиночку) 239.
Наконец, приказом от 20 сентября нормы потребления сельского населения оставляются прежние, а нормы потребления для населения городов и селений городского типа устанавливаются на месяц в 25 ф. муки и 3 ф. крупы, а для лиц, занятых тяжелым физическим трудом, — увеличенный паек, но не свыше 36 ф. муки на месяц 240.
Итак, после февральской революции устанавливаются общие предельные ограничительные нормы потребления. Количественное ограничение потребления — это вторая тенденция регулирования его после революции.
Установленные нормы эти носят общегражданский характер. Различие, которое допускается ими для сельского населения и лиц физического труда против населения городского типа, мотивируется различными условиями жизни этих групп населения. В пределах установленных норм и в соответствии с фактической возможностью органы продовольствия снабжают население. Установление дифференциального отношения между нормами различных групп населения — это третья тенденция в регулировании потребления после революции.
щ  Четвертая тенденция этого регулирования сводится к уста-* Министр продовольствия — А. В. Пешехонов (см. примечание **кс, 218).
299
новлепию равномерности потребления в пределах каждой ipynribi населения. Эта тенденция теснейшим образом связана с организацией распределения, с организацией карточной системы. Уже приказ от 29 апреля 1917 г. предлагает производить выдачу продуктов исключительно но карточной системе во всех городах и поселениях городского тина. Определить форму распределения в сельских местностях предоставляется местным продовольственным комитетам, причем равномерность распределения и здесь должна быть гарантирована во всяком случае тем или иным документальным способом.
Регулирование потребления и распределения в основе своей тесно связано с ходом и успехом заготовок и снабжения потребляющих районов. Но кроме того, для этого требуются особые мероприятия и в самых районах потребления. На эти меры указывают подробно примерная инструкция по организации карточной системы (6 июня) и инструкция по приведению в действие приказа о нормировке потребления (26 июня) 241. Согласно им прежде всего требуется приведение в известность тех местных излишков хлеба, которые получаются в результате отчуждения его в распоряжение государства от торговых предприятий и местных производителей, имеющих такие излишки хлеба и которые входят в счет плана снабжения данного района потребления. Учет этих излишков, очевидно, связан не только с учетом хлеба, но и с учетом потребностей хозяйств, владеющих хлебом. Далее требуется учет населения, подлежащего снабжению, и распределение его на группы, получающие различные нормы, причем определение группы лиц, занятых в городах и селениях городского типа тяжелым физическим трудом, относить к компетенции местных органов. Примерно же в эту группу министерством были отнесены следующие лица (но не их семьи) независимо от пола и возраста: все фабрично-заводские и горнозаводские рабочие, все строительные рабочие, рабочие и линейные служащие на железных дорогах и судоходных предприятиях, трамвайные рабочие, чернорабочие ремесленники, дворники, прачки, почтальоны, рассыльные.
Что касается самой карточной системы, то она распространяется на все население городского типа, исключая воинские части. Карточки устанавливаются: а) индивидуальные, б) коллективные, в) добавочные для лиц, занятых тяжелым физическим трудом, г) «для приезжающих» — с ограниченным числом талонов, д) для выдачи хлеба посетителям ресторанов, трактиров и т. п., каковые карточки могут изготовляться с дробными талонами. Талоны или содержат указание на размер нормы потребления, или не содержат такого указания, и в таком случае нормы определяются продовольственными органами каждый раз на известный период. В соответствии с тем, что установлены лишь предельные нормы потребления, продовольственные карточки носят лишь ограничительно-распределительный характер в пределах этих норм и не дают права требовать выдачи хлеба обязательно в размерах
300
нормы. При введении карточной системы берутся на учет те пекарни, булочные, рестораны, буфеты и т. п. места отпуска хлеба, которым будет выдаваться хлеб для переработки или отпуска населению. С введением карточной системы хлеб отпускается только но карточкам и только из тех торговых предприятий кооперативных и других общественных учреждений, которые взяты на учет. Для ускорения отпуска продуктов потребители приписываются к определенным местам продажи. Устанавливается контроль за выполнением карточной системы.
В какой мере после революции была осуществлена фактически нормировка потребления? Некоторый свет на этот вопрос проливают данные анкеты Московского Совета рабочих депутатов. 37 ответов (губерний) этой анкеты (конец весны —начало лета 1917 г.) говорят следующее. Норма потребления хлеба введена в городах и сельских местностях в 28 случаях, только в городах — в 1 случае, нормы только вводятся — в 5 случаях, нормы не введены и не вводятся — в 2 случаях. Отсюда ясно, что в большинстве случаев нормировка потребления и регулирование распределения уже осуществлены были в начале лета 1917 г.242
В общем и целом порядок нормировки потребления и регулирования распределения, установленный после февральской революции, долгое время сохраняется и после октябрьской. Но в июне — сентябре 1918 г. в него вносятся д#а существенные изменения. Первое — это особые правила распределения хлеба по нормам, вырабатываемым губернскими продовольственными комитетами, среди деревенской бедноты в связи с организацией ее в комитеты бедноты. Но эта мера теснее связана с регулированием заготовок, чем потребления, и мы о ней говорили выше. Другое изменение — это введение так называемого классового пайка. На путь введения классового пайка вступает сначала Петроград, с 1 сентября 1918 г. Москва, а затем эта мера распространяется и по провинции. Московская система классового пайка сводится к следующему 243. Население делится на 4 категории (позднее на 3). К первой категории относятся: 1) все рабочие, работающие в особо тяжелых условиях труда, и 2) матери, кормящие грудью детей до годового возраста, кормилицы и женщины беременные — с 5-го месяца беременности. Ко второй категории относятся: 1) все рабочие, занятые тяжелым физическим трудом, но работающие в нормальной атмосфере и условиях, не связанных с употреблением кислот и вредных газов или не требующих крайнего физического напряжения, 2) женщины-
^рзяйки (без прислуги) с семьей не менее 4 человека и дети от 3 до А лет, 3) нетрудоспособные 1-й категории, находящиеся на иждивении своей семьи. К третьей категории относятся: 1) все рабочие квалифицированные и неквалифицированные, занятые легким
\
6. Регулировав после
потребления и распределения гябрьской революции
301
физическим трудом, 2) женщины-хозяйки с семьей до 3 человек (без прислуги), дети до 3 лет и подростки от 14 до 17 лет,
3) все учащиеся различных учебных заведений (старше 14 лет),
4) безработные всех категорий, состоящие на учете биржи труда.
5) пенсионеры, увечные воины, инвалиды и прочие нетрудоспособные 1-й и 2-й категорий, состоящие на иждивении своей семьи. К четвертой категории: 1) все лица мужского и женского пола и их семьи, живущие доходами с капиталов, домов и предприятий или эксплуатацией наемного чужого труда, 2) лица свободных профессий и их семьи, не состоящие на общественной службе, 3) лица без определенных занятий и все прочее нетрудовое население. Количество продуктов, выдаваемых по карточкам указанных четырех категорий, относится между собой соответственно как 4:3:2:1. Кроме того, в первую очередь выдаются продукты одновременно по карточкам первой и второй категорий, во вторую очередь — по карточкам третьей категории; выдача по карточкам четвертой категории производится в пределах возможности по удовлетворении первых трех категорий населения. С введением «классовых» карточек отменяются все существовавшие ранее дополнительные карточки.
В качестве основного мотива для изложенной системы представители и сторонники ее выдвигают идею необходимости лучшего питания носителей наиболее производительного, т. е. физического, труда. Но несомненно, что изложенная политика регулирования распределения так же, как и политика заготовок, вдохновляется одновременно и мотивами классовой борьбы, мотивами постановки пролетариата как господствующего класса в привилегированное классовое положение. Иначе трудно понять, почему крестьянство голодающего Севера ставится в самые низкие категории, почему лица интеллигентного труда, которому нельзя отказать в производительности, не ставятся все в первую категорию. Итак, в противовес идее общегражданственности, характерной для регулирования потребления и распределения после Февраля, здесь мы встречаем идею классового начала 244.
7. Нормы фактического снабжения населения хлебами
По данному вопросу мы не располагаем сколько-нибудь полными и точными сведениями и ограничимся лишь некоторыми соображениями и данными. Остановимся, например, на снабжении Москвы. Конечно, Москва не вполне типична. Можно утверждать, что в смысле снабжения населения со стороны продовольственных органов Москва находилась скорее в привилегированном положении. И потому приводимые ниже данные рисуют сравнительно лучшую картину фактического снабжения населения хлебом со стороны продовольственных органов.
Несомненно, что за период 1914—1916 гг. население Москвы имело возможность покупать хлебные продукты более или менее в соответствии с потребностями. Затруднения начинаются с конца 1916 г. 6 марта 1917 г. вводится карточная система на хлеб,
302
а с июня 1917 г. — на крупу, рис, макароны и вермишель. После того как карточная система более или менее сложилась, картина снабжения населения хлебными продуктами по карточкам представляется в следующем виде. Количество продуктов, выданных по карточкам в фунтах на душу за месяц, было таким 245:
Хлеб Крупа Макароны Итого
и  рис и вермишель
Июль     1917 г. 23,25 1,00 _ 24.25
Август       » 20,00 1,00 0,50 21,50
Сентябрь   » 19,00 0,50 0,50 20,00
Октябрь     »> 21,25 0,50 0,50 22,25
Ноябрь      » 15 00 1,00 0,50 15,50
Декабрь    » 12,75 1,50 0,25 14,50
Январь 1918 г. 7,75 0,50 _ 8,25
Февраль   » 7,00 0,50 7.50
Март        » 7,75 1,00 _ 8,75
Апрель     » 10,50 0,50 _ 11,00
Май         » 7,75 7,75
Июнь       » 7,50 7,50
Июль—октябрь 1917 г. 20,88 0,75 0,37 22,00
Ноябрь 1917 г.—апрель 1918 г. 10,05 0,83 0,04 10,92
Май—июнь 1918 г. 7,62 _ 7,62
Июль—декабрь 1917 г. 18,54 0,92 0,38 19,84
Январь —июнь 1918 г. 8,04 0,42 _ 8,46
Июль 1917 г. —июнь 1918 г. 13,29 0,67 0,19 14,15
Отсюда видно, что начиная с ноября месяца 1917 г. норма фактического снабжения населения Москвы резко падает и это падение продолжается вплоть до июня 1918 г. включительно. Некоторую особенность представляет группа крупы и риса, где падение снабжения начинается лишь с мая 1918 г. Эта картина падающего снабжения населения Москвы не изменится, если мы примем во внимание также дополнительный паек лиц, занятых тяжелым физическим трудом. Дополнительный паек в Москве получало 36,7 % населения. Размеры выдачи по нему хлеба ха-
246
рактеризуются следующими данными    :
В среднем фунтов на душу
иаселеиия, занятого всего
тяжелым физическим населения трудом
Июль-декабрь 1917 г. 18,54 6,80
Январь —июнь 1918 г. 7,54 2,77
Июль 1917-июнь 1918 г. 13,04 4,79
Ясно видно, что и выдача дополнительного пайка с ходом времени падает. И если произвести его расчет на душу всего населения, то получается очень незначительное дополнение исчисленной выше нормы.
Итак, принимая во внимание снабжение населения лишь оо
303
карточкам, необходимо сказать, что норма потребления но сравнению, например, с 1916 г. сильно упала. Это видно еще лучше из сопоставления с 1916 г.24' Ниже приводятся данные о количестве выданных на-одну душу продуктов в фунтах по карточкам 1917 — 1918 гг. и нормах потребления 1916 г. (табл. 20).
Таблица 20
Нормы потребле- Июль—декабрь В % к по Янв. —июнь
Продукты ния за полугодие 1917 г. полугодию 1918 г.
1916 г. по карточкам 191С г. но    карточкам
Хлеб в переводе 176,10 108,65 61,7 46,20
на муку
Крупы, рис, 47,80 7,75 16,20 2,50
макароны
Итого 223,81 116,40 52,0 48,70
В % к по- Нормы Июль 1917- В % к по-
Продукты лугодию потребления за июнь 1918 г. лугодию
1916 г. 1916 г. по карточкам 1916 г.
Хлеб в переводе 26,2 352,20 154,85 44,0
на муку
Крупы, рис, 5,2 95,60 10,25 10,70
макароны
Итого 21,7 447,80 165,10 37,0
Таким образом за полугодие июль—декабрь 1917 г. население получает около 52 % нормы потребления полугодия 1916 г. и за полугодие январь—июнь 1918 г. — лишь 21,7 %, за год июль 1917— июнь 1918 г. — 37,0 % годового потребления 1916 г.
Очевидно, что при таком уровне снабжения по карточкам население все более ставилось в условия необходимости изыскивать хлеб какими-либо иными путями. Но если даже принять во внимание потребление хлеба населением Москвы не только по карточкам, а все вообще, то и тогда мы увидим, что потребности населения удовлетворяются далеко не в полной мере. Согласно анкете Всероссийского съезда служащих продовольственных организаций, относящейся к половине января—половине мая 1918 г., проведенной под руководством А. Е. Лосицкого, оказывается следующее 248:
Категория потребителей
Одиночки Семейные Вообще
Необходимо ежедневно хлеба на душу
нерабочего
1,25 ф. 1,09 » 1,09 »
рабочего
Фактически потреблялось в среднем
нерабочим
рабочим
Дефицит потребления
нерабочим
1,80 ф. 0,78 ф. 1,23 ф. 0,47 ф. 1,28 » 0,76 » 0,93 » 0,33 » 1,32 »   0,76 »   0,95 »   0,33 »
рабочим
0,57 ф. 0,35 » 0,37 »
304
Итак, общее недопотребление хлеба чрезвычайно значительно. Но вопросу о доле снабжения населения хлебом через продовольственные органы, т. е. по карточкам, анкета в общем дает тот же ответ, что- и приведенные выше цифры снабжения Москвы по карточкам. А именно процент полученного от продовольственного комитета хлеба к потребленному количеству его составляет 249:
Категории      Нерабочие    Рабочие Одиночки        32,1 36,1
Семейные       34,9 36,0
Вообще 34,7 36,0
Соответственно изложенному покупка хлеба на «вольном», т. е. нелегальном, рынке имеет самое широкое распространение. К ней прибегает 80 % опрошенных лиц, и закупка на «вольном» рынке составляет приблизительно 54 % всего потребляемого хлеба.
Таковы нормы фактического снабжения хлебом населения Москвы со стороны государства. Положение в провинции, в ее потребляющих центрах, по-видимому, даже несколько хуже. Подробных и полных данных по этому вопросу пока не имеется 250. Но вот для примера нормы государственного фактического снабжения населения Костромской губ. в среднем по губернии. Население губернии исчисляется^ в 1 079 840 чел., в том числе нуждающегося в продовольствии — 326 668 чел. Снабжение этого нуждающегося населения в фунтах на душу в месяц характеризуется следующими цифрами251:

Ноябрь 1917 г. 13,7 Январь 1918 г.' 9,0 Декабрь 1917 г.    10,0    Февраль 1918 г.   8,4
Таким образом, снабжение провинции идет не лучше, а хуже, чем столицы. При этом интересно отметить, что снабжение в провинции идет крайне неравномерно. Чем глуше провинция, тем хуже ее снабжение. Так, по той же Костромской губ. снабжение нуждающегося населения в среднем в месяц за ноябрь 1917 г. — февраль 1918 г. на душу в месяц по отдельным уездам представляется в следующем виде 252:
Западная часть губернии
г. Кострома Костромской уезд Нерехтский уезд Солигаличский уезд Чухломский уезд Буйский уезд
На душу фунтов за нояб. 1917 г.— февр. 1918 г.
19,8 16,3 10,3 10,1
8,7
4,4
Восточная часть губернии
Кологривский уезд Галичский уезд
Ветлужский уезд Варнавинский уезд
На душу фуштов за нояб. 1917 г.— февр. 1918 г.
2,1 1.9
1,8 0,0
20 H. Д. Кондратьев
305
Отсюда ясно, что восточная, правда лучше обеспеченная собственным хлебом, часть губернии снабжается значительно слабее. Но даже и в западной части губернии уезды снабжаются крайне неравномерно.
Вопрос о том, в какой мере государственное снабжение хлебами обеспечивает население, для 1918 — 1919 гг. можно подвергнуть освещению также и на основании массовых данных по 26 губ. Пользуясь данными урожайной статистики и данными статистики потребления городского населения (данные марта—апреля и июля 1919 г.), А. Е. Лосицкий получал определенные выводы, характеризующие, конечно приблизительно, потребление населения и роль в снабжении его государственных органов 253. На основании его расчетов, можно дать следующую табличку о потреблении городского и сельского населения за год (табл. 21).
Таблица 21
Губернии Советской России Потребление городов и рабочих посельов на душу, п\д Из них доставлено
Наркомнродом мешочниками
%
14 производящих 11,0 46,2 53,8
12 потребляющих 8,2 37,6 62,4
Всего 26 губ. 9,3 41,9 58,1
Губернии Советской России Потребление сельского населения на душу, пуд Из них доставлено
собственным хозяйством Наркомнродом мешочниками
%
14 производящих 16,5 100,0
12 потребляющих 11,0 73,6 9,2 17,2
Всего 26 губ. 14,7 93,6 2,2 4,2
Отсюда ясно, что государственное снабжение далеко не достигает и половины нормы фактического потребления даже в городах. Соответственно значительная роль в снабжении населения продовольствием выпадает на вольный нелегальный рынок, обслуживаемый мешочниками. Снабжение сельского населения со стороны государственных органов даже в потребляющих губерниях ничтожно, и оно в два раза меньше, чем снабжение мешочниками.
306
Глава шестая
«МЕШОЧНИЧЕСТВО» И ДЕГРАДАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО СНАБЖЕНИЯ ХЛЕБАМИ И ГОСУДАРСТВЕННО-ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В 1918 И 1919 гг.
Предыдущая глава убеждает нас в том, что государство в 1917—1918 гг. удовлетворяет своими силами потребность населения в хлебе лишь на 1/2 — 1/3 и даже менее против минимальной нормы потребления. Причем, как правило, с течением времени степень этого удовлетворения понижается. Отсюда ясно, что потребляющее население должно было пытаться восполнять эту минимальную норму какими-то иными путями помимо государственных органов. Но помимо государственных органов, помимо нормированного рынка население могло получить хлеб, очевидно, только на вольном нелегальном рынке.
И действительно, по данным упомянутой анкеты Всероссийского союза служащих в продовольственных организациях, в январе—мае 1918 г. в й^оскве к покупке хлеба на вольном рынке прибегало из опрошеннв!^^54-
Рабочих   85 %     Нерабочих    77 %      Вообще    80 %
Причем закупки на вольном рынке составляют 54 % и более всего потребляемого опрошенными лицами хл^ба, в 1*/г раза превышая количество хлеба, полученного ими от продовольственного комитета.
Однако сам вольный рынок в 1917 — 1918 гг. подвергался чрезвычайно глубоким перерождениям. Мы уже отмечали выше, что под видом монополии хлеба у нас фактически осуществлялась в жизни монополия хлебной торговли. Но она осуществлялась в том смысле, что вытеснялся и разрушался частноторговый специализированный в хлебном деле аппарат. Таким образом, все более создавалось положение, когда государственный аппарат не имел сил удовлетворить в более или менее достаточном размере потребности населения, а частноторговый аппарат лишен был права и возможности вести свою более или менее инициативную работу по снабжению и был разрушен. Это положение вещей и породило, а затем расширило и гипертрофировало новый вид вольного рынка.
Прежде всего — это рынок нелегальный. Далее, он обслуживается не профессионалами—торговцами, а случайными людьми, получившими наименование «мешочников». Однако мешочники резко распадаются на две группы. Одна из них обслуживает, как правило, лишь потребительские нужды свои и своих семей. Другая играет роль торговых посредников, закупая хлеб для перепродажи. Но в том и другом случае мешочничество характеризует высшую
20*
307
уродливую форму распыления хлеботоргового оборота. Когда за каждым пудом, десятью--пятнадцатью пудами еде г на многие сотни верст специальный человек, теряющий таким образом рабочее время и, кроме того, производящий крупные путевые издержки, то можно себе представить, как должны были возрастать накладные расходы на хлеб и его цена. К этому необходимо присоединить, что мешочничество, принявшее массовый характер, расстраивало до последней степени и без того расстроенный транспорт. В то же время мешочники на местах производства, закупая хлеб, конечно, без всякого соображения с законом о монополии и твердых ценах, составляли серьезное препятствие для работы местных продовольственных органов. Как явление дорогое и дезорганизующее и без того напряженное состояние снабжения продовольствием, мешочничество встретило отпор со стороны государства. Борьбу эту начало летом 1917 г. уже Временное правительство. Были установлены заградительные кордоны и приняты другие меры. Борьбу эту в еще более жестокой форме, доходящей до расстрелов и арестов, продолжило Советское правительство.
Однако нужно признать, что борьба эта не привела к достаточно положительным результатам. Мешочничество уничтожено не было, а продолжало существовать и выполнять свою роль: с одной стороны, продолжало в значительной мере поддерживать питание голодающего населения, с другой — продолжало подрывать работу продовольственных органов. И нужно признать, что та колоссальная роль, которую сыграло мешочничество в деле питания населения, пока еще не оценена в полной мере.
Учесть точно статистически роль мешочничества в снабжении населения хлебом не представляется возможным. Но те немногие цифровые данные, которые по этому вопросу имеются у нас, говорят за то, что роль эта очень велика.
Уже из московской анкеты, проведенной под руководством А. Е. Лосицкого, было ясно, что покупки на вольном рынке дают населению хлеба в раза более, чем продовольственный комитет.
К тому же выводу приводят нас красноречивые данные анкеты Калужского комиссариата продовольствия, относящейся ко времени с 1 августа 1917 г. до 1 января 1918 г.255 На анкету ответило 627 селений, или 30 % всех селений губ.; 94 % их на вопрос о том, практикуется ли мешочничество, ответили положительно и лишь 6 % — отрицательно. В анкете есть ответы на вопрос о числе мешочников. Число это оказалось равным 187 43б чел. Если обобщить эту цифру на всю губернию (принимая во внимание, что число ответивших селений составляет 30 % всех селений губернии), то получится 623 750 мешочников, т. е. около 40 % всего населения губернии. (Однако эту цифру нужно считать несколько преувеличенной, так как некоторые лица ездили по нескольку раз. Но одновременно нужно помнить, что и учет мешочников едва ли был исчерпывающий.) По вопросу относительно успеха мешочничества ответы показывают, что из 187 436 мешочни-
308
ков с хлебом вернулось 93 727, или 50 %. В среднем 1 мешочник привозил 9,9 пуд. хлеба.
Если на основании этих средних и приведенных цифр о числе мешочников вычислить общий ввоз хлеба мешочниками в Калужскую губ. за рассматриваемый период, то получится цифра в 3 Обо 370 иуд. Интересно, что за то же время продовольственные органы ввезли в губернию всего 1 156 ООО пуд., или в 2,7 раза менее.
На основании более широких статистических данных роль нелегального хлебного рынка, обслуживаемого мешочниками для 1918/19 сельскохозяйственного года, представляется цифрами табл. 22 256.
Таблица 22
Губерния и категория населения Изъято хлеба Доставлено хлеба
Комиродом мешоч-никами Компродом мешочниками
в млн • пуд.
\ \ Производящие — 12 губ.
Городское население \ 22,3 25,9
Сельское население         ч ч    75,3 78,2
Итого Х^75,3 78,2 22,3 25,9
Потребляющие — 14 губ.
Городское население 18,1 30,0
Сельское население 2,5 14,0 26,3
Итого 2,5 42,1 56,3
Всего 77,8 78,2 64,4 82,3
Отсюда ясно, что оборот хлебов на вольном нелегальном рынке превосходит оборот хлебов через органы Наркомпрода. Особенно значительна роль мешочников в потребляющей полосе.
Насколько велика стихийная сила тяги населения за хлебом и как глубока была социально-экономическая база мешочничества, показывает также опыт разрешения льготного провоза хлеба в Москву и Петроград по 11/г пуда на душу в течение сентября 1918 г. Оказывается, что по приблизительным подсчетам по данным ответов 21 губернии было закуплено и вывезено за это время одиночками 2 651 302 пуд., отрядами — 1 890 858 пуд., всего 4 542 160 пуд. Как значительна эта цифра, видно из такого сопоставления. По сентябрьскому плану снабжения для населения потребляющих губерний предположено было отправить хлеба 3 867 тыс. пуд. (вагонов), из которых на долю столиц приходилось 2 220 тыс. пуд., или 57 %. Кроме того, для образования зимних запасов — 800 тыс. пуд. (вагонов) и в распоряжение Народного комиссариата продовольствия 2 000 тыс. пуд. (вагонов). Иначе говоря, всего — 6 667 тыс. пуд. (вагонов). Было же отправлено за сентябрь всего 2 998 тыс. пуд. Отсюда видно, что «полутора-
309
пудниками» за сентябрь месяц было вывезено для двух столиц более, чем Комиссариатом продовольствия для всей страны и для особых фондов. Ими было в 2 раза ввезено более, чем Комиссариатом продовольствия только назначалось на сентябрь для Петрограда и Москвы. <%
Итак, можно утверждать, что с конца 1917 г. мешочничество получает чрезвычайно глубокие социально-экономические корни: оно является формой напряженной и дорогой борьбы народных масс за самое дорогое, что они имеют еще у себя, — за свою жизнь. Имея столь глубокое основание, мешочничество играет очень значительную роль в снабжении населения хлебом, более значительную, чем органы государства. Причем мешочничество, зародившись с конца весны 1917 г., быстро усиливалось. Работа же государственной продовольственной организации под влиянием общих социально-экономических и политических условий, а частью под влиянием самого развивающегося мешочничества деградировала. Лишь в 1919 г. наметился новый перелом в сторону усиления организационной мощи государственного продовольственного аппарата. Но исследование этого периода уже не входит в задачу настоящей части работы.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Заканчивая обзор и анализ регулирования хлебного рынка и снабжения хлебами армии и населения, сделаем в заключение несколько общих замечаний.
1. Мы вели обзор и анализ политики регулирования по отдельным важнейшим ее разделам. Однако из предыдущего изложения нетрудно видеть, что все мероприятия политики регулирования органически между собой связаны. Регулирование заготовок теснейшим образом связано с регулированием цен; построение плана снабжения и плана перевозок вытекает органически из углубления и расширения политики регулирования области цен и заготовок. Далее, регулирование распределения и потребления представляется как необходимое завершение всех указанных выше форм регулирования снабжения. Наконец, сеть продовольственной государственной организации является необходимой предпосылкой и одновременно следствием осуществления всей системы регулирования.
2. Соответственно с этой внутренней органической связью отдельных форм регулирования идет и их параллельное развитие. Развитие его характеризуется прежде всего постепенным усилением государственного вмешательства в жизнь и функционирование хлебного рынка и хлебно-торгового аппарата. Это усиление государственного вмешательства, являясь, с одной стороны, следствием разлагающегося в условиях военного времени хлебного
^10
рынка и хлебно-торгового аппарата, с другой стороны является фактором, форсирующим их разложение.
3. Далее, развитие мероприятий государственного регулирования характеризуется тенденциями централизации и унификации всей организационной стороны этой системы мероприятий.
4. Наконец, мы замечаем, что углубление мер государственного регулирования в одной какой-либо области рано или поздно приводит к соответствующим изменениям и в других областях регулирования в силу отмеченной органической связи всех их между собою. Так, например, мы видим, что увеличение государственных заготовок, особенно с 1916/17 г., приводит к перестройке продовольственных органов, к распространению системы твердых цен на все сделки и к построению планов снабжения. Это же, в свою очередь, толкает вперед и углубляет задачи регулирования распределения. Такими примерами рассмотренная эпоха весьма богата.
5. Эффект системы мер по регулированию хлебного рынка и дела снабжения в различные моменты рассмотренного периода различен. В общем, оставляя в стороне частные отклонения, можно сказать, что положение снабжения характеризуется относительно благоприятными чертами до 1916/17 г. Но с 1916/17 с-х. г. и особенно с 1917 г. положение, правда с колебаниями, начинает резко ухудшаться. \
6. Конечно, мы не можемк1юставить положение снабжения в зависимость только от системы регулирующих мер. Положение снабжения находится в сильнейшей зависимости и от урожая, и особенно от общего экономического и военного положения страны. При всем желании, при всех методологических приемах изолировать от них чистое влияние на снабжение самого регулирования, конечно, невозможно.
7. Предыдущее утверждение делает и окончательную оценку системы регулирования хлебного рынка и снабжения хлебом весьма затруднительной, почти невозможной. Она тем более затруднительна, что мы не можем сказать, как сложилось бы и пошло бы снабжение, если бы система регулирующих мер была иной, или если бы она не получила столь сильного развития.
8. Но одно можно сказать с уверенностью. Предыдущее изложение показало, что задачи регулирования и рационализации народнохозяйственных процессов и, в частности, процессов в области хлебного рынка и снабжения хлебами чрезвычайно сложны. Идея замены стихийных факторов хозяйственной жизни рациональными неизмеримо труднее при ее осуществлении, чем при ее теоретическом и идеологическом конструировании. Мы видели, что мероприятия регулирования иногда не приводят ни к каким положительным результатам, иногда приводят не к тем результатам, которые ожидались; и эти неожиданные результаты (как, например, монополия хлебной торговли вместо монополии хлеба) отнюдь не могут быть рассматриваемы как показатели успеха регулирования. Прямых показателей положительного воздействия регулирования мы имеем очень немного. Вот почему
311
можно утверждать: мы не знаем, к чему пришла бы страна, если бы система регулирования хлебного рынка и снабжения хлебами была бы иной, или если бы система эта не получила столь i лубокого развития; но во всяком случае существовавшая система регулирования не вывела и не выводила страну из нараставшего продовольственного кризиса. Возможно, что страну вообще невозможно было из него вывести, возможно, что она пришла бы к нему и без развития системы регулирования. Но это не меняет выраженной достаточно осторожной и достаточно, нам кажется, основанной на исследовании фактов расценки существовавшей системы регулирования.
Во всяком случае изученная эпоха показывает нам, как спокойное настроение в смысле снабжения страны и армии и опасение даже за избытки хлебов, господствовавшие вначале, сменились опасениями за успех снабжения, а затем тревогой даже за возможность обеспечения страны и армии хлебом. Над страной появились призраки острого продовольственного кризиса и перспектива голода. Эти призраки сгущались и превращались в мрачные тучи. Продовольственный кризис и перспективы голода, как известно, явились одним из определяющих факторов массовых настроений и всего хода социально-экономической жизни страны. Задача предотвращения или ослабления кризиса была поэтому одной из основных задач времени, особенно с осени 1916 г. На разрешение ее было потрачено много сил. При создавшейся общей совокупности условий задача осталась неразрешенной. Но опыт борьбы за ее разрешение останется глубоко поучительным для последующих времен.
ТАБЛИЧНЫЕ ПРИЛОЖЕНИЯ
ПРИЛОЖЕНИЯ К ПЕРВОЙ ЧАСТИ*
Приложение 1
Избытки (-{-) и недостатки ( —) хлебов на душу населения в пуд. в среднем за 1909—1913 гг. по данным о железнодорожных и водных перевозках
Главные продовольственные Второсте-
Районы и губернии Крупяные Картофель пенные продоволь- Кормовые
ственные
1) Царство Польское -1,80 -0,32 +0,63 -0,01 -0,28
2) Центрально-Промышленный
Владимирская -7,72 -1,19 -0,24 -0,03 -1,09
Московская -10,58 -1,37 -0,64 -0,12 -6,23
Калужская -4,57 -10,9 -0,27 -0,12 -0,07
Тверская -5,05 -0,88 -0,13 -0,15 -0,40
Ярославская           \ ч -7,83 -0,16 + 1,74 +0,25 +0,27
Костромская \5,37 -0,58 +0,11 -0,02 -0,45
3) Белорусский \
Могилевская -0,26 +0,17 -0,02 -0,07
Минская -1,08   ч" ^-0,28 +0,20 -0,07 -0,16
Витебская -3,17 -0,25 -0,05 -0,05 -0,47
Смоленская -3,37 -0,62 -0,13 -0,15 -0,43
4) Литовский
Виленская -1,80 -0,12 +0,01 -0,04 -0,80
Ковенская -0,15 -0,03 +0,06 +0,53
Гродненская -1,61 -0,27 +0,39 -0,09 -0,87
5) Приозерный
Петроградская -11,98 -0,52 -1,59 +0,16 -7,50
Псковская -3,12 -0,36 +0,01 -0,07 -0,25
Новгородская -5,72 -6,82 +0,03 -0,07 +0,50
Олонецкая -8,10 -0,76 -0,21 -0,72
6) Прибалтийский
Лифляндская -4,25 -0,06 -0,27 -0,26 -1,30
Курляндская -1,57 +0,21 +0,35 +0,03 +2,33
Эстляндская -4,08 -0,04 +8,76 -1,75 -0,92
7) Приуральский
Вятская -0,07 +0,10 -0,01 +1,82     .
Пермская -2,43 -0,07 -0,05 -0,36     *
8) Северный
Вологодская -4,67 -0,18 -0,05 -0,03 . +0,64
Архангельская -7,25 -0,57 -0,02 -0,19 -2,90
9) Центрально-Земледельческий
Курская + 1,54 + 1,39 +0,62 +0,07 +3,08 щ
313
Приложение 1 (окончание)
Районы иiуберини Главные продовольственные Крупяные Картофель Итороп е-пенные продовольствен н ые Кормовые
Орловская -1,05 -0,34 +0,19 -0,12 +3,92
Тульская -0,18 -0,84 10,80 -0,20 + 10,42
Рязанская -0,65 -0,81 +0,06 -0,03 +4,71
Тамбовская +3,89 +0,64 +0,35 +0,31 +7,04
Воронежская +5,05 +0,75 +0,84 -0,05 + 1,66
10) Средневолжский
Саратовская + 10,71 +0,60 -0,20 +0,72 + 1,71
Симбирская +3,30 +1,78 -0,01 +0,12 + 1,76
Пензенская + 1,24 +0,03 +0,57 +0,53 +4,68
Казанская + 1,91 +0,07 -0,01 +3,82
Нижегородская -4,24 -1,00 +0,06 +0,07 -0,71
Уфимская +7,80 + 1,70 +0,03 +0,06 + 1,91
И) Нижневолжский
Самарская +25,30 +0,96 -0,12 +0,01 -1,14
Оренбургская +8,05 + 1,01 -0,09 -0,02 +0,02
Астраханская -6,12 -0,05 - -0,02 -0,07
12) Новороссийский
Бессарабская +5,09 -0,03 -0,08 +8,56 +9,76
Херсонская + 14,21 -0,07 -0,07 + 1,35 + 15,84
Таврическая +25,35 -0,16 -0,85 +0,07 + 12,31
Екатеринославская + 16,18 -0,25 -0,42 -0,06 +8,74
Донская обл. + 18,45 +0,11 -0,64 -0,06 +9,66
13) Юго-Западный
Подольская +2,41 -0,12 +0,59 +0,55 +0,51
Киевская + 1,63 +0,84 +0,23 +0,06 +0,38
Волынская +0,47 -0,18 +0,09 -0,02 -0,12
14) Малороссийский
Харьковская +4,76 -0,02 +0,53 -0,20 + 1,56
Черниговская -1,07 -0,10 +0,63 +0,26 +0,40
Полтавская +6,09 +0,68 +0,13 +0,08 +2,34
15) Предкавказье
Кубанская обл. +20,96 -0,11 -0,88 +0,04 + 10,14
Ставропольская + 11,21 +0,15 -0,43 -0,04 . +5,51
Терская +3,52 +3,70 + 1,11 +9,21 - +4,93
Закавказье -2,55 -0,04 -0,17 +0,27 -0,01
16) Западная Сибирь
Енисейская -0,39 -0,05 -0,01 +0,30
Иркутская -4,64 -0,13 -0,01 -1,07
Тобольская +0,67 -0,09 -0,24
Томская +3,81 -0,05 — . +0,02
17) Сибирь Восточная -7,70 -0,85 -0,12 -0,19 -1,06
18) Степной край * -1,28 + 1,05 -0,00 -0,00 -0,15
19) Туркестан -2,63 -0,03 -0,00 -0,42 -0,27
* 0,00 в таблице обозначает, что величина менее одной сотой пуда на душу.
Приложение 2
'Пояснение к приложению 2 «Товарность крестьянских и владельческих хлебов». Прежде всего изложим схему наших расчетов. Мы берем сбор общий (2-я графа), крестьянский (гр. 3) и владельческий (гр. 4) по губернии. Далее берем вывоз из губерний (гр. 5) и ввоз (гр. 6) данного хлеба в губернию. Затем в гр. 7 дается потребление городов и селений городского типа губерний, а в гр. 8 — техническое потребление (винокуренное, пивоваренное и дрожжевое производство). Далее мы предполагаем, что города, селения городского типа и подлежащие отрасли промышленности потребляют только товарный хлеб и что сумма этого потребления почти исчерпывает потребление товарного хлеба в губернии; потребление товарного хлеба в сельских местностях районов производства, как относительно незначительное, мы игнорируем. Если бы мы приняли во внимание и его, то, как легко понять, в конечном итоге сумма товарного хлеба губернии должна бы выразиться несколько большей величиной, чем у нас. Так как нашей задачей является определить всю сумму (а не только потребляемую) товарного хлеба данной губернии, то в гр. 9 мы вычитаем из суммы потребляемого в губернии товарного хлеба количество хлеба, привезенного (следовательно, товарного) из других районов, \ в гр. 10 прибавляем к полученной разнице количество хлеба, вывезенного ^следовательно, товарного) из данной губернии. В результате мы получаем общее\количеетво товарного хлеба данной губернии Следующей нашей задачей является\рахпределение полученной суммы товарного хлеба на крестьянский и владельческий. Эту задачу мы решаем так. Мы вычисляем внутреннее потребление (продовольственное, кормовое и посевное) владельческих хозяйств (гр. 11). Мы берем владельческие, а не крестьянские хозяйства ввиду меньшего числа первых и, следовательно, ввиду гарантии от увеличения ошибки, каковое могло бы получиться от перемножения норм потребления на количество населения, скота и десятин посева при условии неточности норм потребления. Получив потребление владельческих хозяйств, мы вычитаем эту сумму из владельческого сбора и получаем (гр. 12) количество владельческого товарного хлеба 2. Полученная сумма, взятая в %-ном отношении к владельческому сбору, дает нам норму товарности владельческого хлеба (гр. 13). Далее разность между общей суммой товарного хлеба губернии (гр. 10) и суммой владельческого товарного хлеба (гр. 12) дает нам сумму крестьянского товарного хлеба (гр. 14). Последняя сумма в %-ном отношении к крестьянскому сбору дает нам норму товарности крестьянского хлеба (гр. 15). Наконец, общая сумма товарного хлеба (гр. 10) в %-ном отношении к общему сбору дает нам общую норму товарности хлеба по губернии.
При пользовании этим методом и при рассмотрении прилагаемых таблиц совершенно необходимо, между прочим, иметь в виду следующее. Мы подходим к
1 В губерниях, ввоз в которые по своей ничтожности не дает основания для особой графы «ввоз» (гр. 6), общее количество товарного хлеба получается простым сложением вывоза и внутригубернского потребления товарного хлеба. — Прим. автора.
2 Делая вычитание всего потребляемого хлеба из общего сбора, мы, очевидно, допускаем, что хозяйство не имеет и не оставляет запасов. Вероятно, однако, такие запасы есть и были. Однако они едва ли могли быть значительны; далее, при всем желании их невозможно определить; и, наконец, если они и были, они имеют характер переходящих запасов. Ввиду всего этого мы игнорировали вопрос о размере запасов. Такое игнорирование должно было иметь своим последствием некоторое преувеличение нормы товарности хлеба. — Прим. автора.
315

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.